Интервью с Захой Хадид     

Перевод: Елена Семенова
Редактор: Талвинская А.К.
2007 © Copyright De-Viz


Заха Хадид родилась в Багдаде в 1950 году. Она изучала математику в Американском университете Бейрута (1968 – 1971), а позже поступила в Школу архитектуры в Лондоне (1972 – 1977). После её окончания Заха Хадид начала работать в «OMA» (Офисе городской архитектуры), а в 1977 году стала партнером в этой компании. В 1980 она решила открыть свое дело – компанию «Офис Захи Хадид».

Заха Хадид читает лекции в Европе и Америке, в частности преподает в Университете прикладного искусства в Вене. В 2004 году Хадид стала первой женщиной, получившей архитектурный приз «Притцкера». Среди ее проектов: Пожарная станция «Витра» в Германии (1994), Центр современного искусства «Розенталь» в США (1998), лыжный комплекс в Австрии (2002), офисы «БМВ» в Лейпциге (2005). Заха Задид – призер многих конкурсов, однако многие её проекты-победители даже не были построены.

Хадид также работала над дизайном вещей для таких компаний, как «Swarovski», «Dupont», «Sawaya & Moroni», «Alessi» и «Established & sons». Среди прочих работ можно отметить интерьеры для Музея Гуггенхайма в Нью-Йорке, Выставочного зала в Вене, Галереи Хейуарда в Лондоне. Ее работы можно увидеть на многих выставках по всему миру, во многих музеях.

Каков лучший момент Вашего дня?
Обычно, поздно вечером; если я нахожусь не в Лондоне; тогда, наверное, другое время суток.

Какую музыку Вы слушаете?
Классику.

Какая книга лежит на Вашем ночном столике?
В данный момент я ничего не читаю.

Вы читаете журналы по архитектуре и дизайну?
У нас в офисе много подобных журналов, но обычно мы их не читаем.

Откуда Вы узнаете последние новости?
Из газет.

Что бы Вы не носили из одежды?
Старомодную одежду. Также я не люблю мужской стиль, джинсы. Мне нравится Иссеи Мияки и черные платья.

У Вас есть домашние питомцы?
Нет.

В детстве Вы хотели стать архитектором или дизайнером?
Да, с тех пор как мне исполнилось 11 лет.

Вы бы хотели создать проект специально для кого-то?
Было бы очень интересно поработать над повседневными вещами, когда выраженные дизайнером идеи применяются в обществе. С вещами все несколько проще, чем с архитектурой. Мне также интересно комбинировать архитектурные идеи с социальной темой, и я действительно думаю, что можно вкладывать интересные идеи в проекты больниц и жилья.

Вы обсуждаете свои работы с другими дизайнерами или архитекторами?
В офисе – да. С другими дизайнерами… я не люблю много говорить о себе. Иногда я обсуждаю свои идеи с друзьями.

Где Вы обычно работаете над проектами?
Где угодно. Я не использую компьютер. Я делаю наброски, очень быстро, более 100 за одну такую беседу.

Опишите свой стиль, как бы это сделал Ваш друг.
Виртуозность элегантности, личностного расследования и исследования; каждый проект перегружен столькими идеями, что невозможно вычленить какую-то одну, это неопределимо в рамках обычного набора стилей.
Как это объяснить? Два года назад я поставила себе задачу выяснить, сколько вариаций решения в рамках ограниченного пространства можно найти, я делала это на примере одной квартиры.

После непрерывной многодневной работы стало ясно, что возможно не менее семисот альтернативных вариантов, и это при неизменных параметрах. Такого рода упражнение дает некоторое представление об амплитуде, в рамках которой можно оперировать с организацией пространства, она чрезвычайно широка. А если помножить ее на возможности еще большего пространства, скажем, города…

Это можно сравнить с упражнениями пианиста, тренирующегося с неизменной интенсивностью. И количество репетиций безмерно увеличивается – иногда непредсказуемым образом. Некоторые люди действительно живут и работают по такому принципу, в таком режиме и руководствуясь такой логикой. Мы предлагаем множество чертежей в качестве первичного предложения, а потому в итоге у нас огромный репертуар.

Какой из проектов принес Вам наибольшее удовлетворение?
Проект «Peak», потому что он был очень важен для меня. Вообще таких проектов очень много, постоянно делаются открытия… Я не могу сказать точно, потому что удовлетворение приносят различные проекты. Центр «БМВ» в Лейпциге и научный центр «Phaeno» в Вольфсбурге просто замечательные. Я только вернулась из Рима, где в проекте Центра современных искусств осуществляются мои идеи.

Вы можете описать эволюцию Ваших работ?
Мои нынешние работы имеют много общего с ранними в схемах, абстракции и фрагментации. Немного изменился сам ход разработки идей. В архитектурных проектах стала быстрее проходить организационная стадия. С годами идеи не столько поменялись, сколько переработались.

Вам нравятся открытые пространства?
Мне кажется, когда технологии смогут перемещать стены, смогут перемещаться и сами комнаты. Со временем Вы сможете отказаться от выбора конкретного места для своей ванной комнаты. Некоторым людям нравится жить в доме с тремя-четырьмя комнатами, одинакового размера, потому что они просто любят закрытое пространство. Другие же мечтают о домах с открытой планировкой. В семидесятых годах в Нью-Йорке люди предпочитали жить в неразделенном пространстве, теперь же все наоборот.

Никто не может создать идеальный открытый дом, ведь различные общества используют разные пути. Это зависит от масштаба дома, освещения, где расположен дом – на берегу или в горах. Думаю, люди должны разрабатывать архитектурные проекты, которые подходят именно им. А подвинуть или переместить можно любой фундамент.

Есть ли архитектор или дизайнер, которого Вы выделяете?
Да, их много. Эрих Мендельсон, Ван дер Роэ, Ле Корбюзье, конструктивисты...

А из современных архитекторов?
Многие, но большинство заняты своими методами, у них это становится догмой.

Вы работаете в мире мужчин…
Как и многие женщины сегодня, я много путешествую и работаю. Работа над архитектурными проектами требует упорства. Но неважно, какой у тебя прогресс в работе, в нашем мире для женщин это табу.

Дадите совет молодежи?
Вы должны быть сосредоточены на своей работе, но не стоит работать, если Вы не знаете, к какой цели идти. В пути должен быть смысл. Поймите это и попытайтесь отыскать цель.

Есть что-то, чего Вы боитесь в будущем?
Да, все больше проявляющиеся консервативные ценности, это не отразится на архитектуре сразу, но отразится на обществе – это меня пугает. Мир становится все более разделенным, различий между людьми появляется больше. Люди должны постараться создать более открытое и свободное общество.

 
         © 2001-2017 De-Viz.
         Зарегистрировано как электронное СМИ (Св. № ФС 77-22913).
         Все права защищены. Использование материалов сайта может
         осуществляться только с письменного разрешения компании De-Viz.