Интервью с Вито Акончи     

Перевод: Елена Семенова
Источник: Design Boom
2006 © Copyright De-Viz


Вито Акончи родился в Бронксе, Нью-Йорк, 24 января 1940 года. Его отец, иммигрант из Италии, знакомил его с искусством и водил по музеям и оперным театрам. Акончи получил степень бакалавра в области литературы и поэзии в университете Айовы. До 1968 года его работа состояла в написании стихов. Акончи интересовало пространство страниц, их структура, сквозь которую могли проходить и автор, и читатель.

Первые визуальные работы были выполнены как коллаж фотографий и текста. Эти работы создавали диалог между камерой и книгой, что и стало сутью последующей работы Акончи. В 1969–1974 годах он приступил к работе над серией из восьми фильмов и видео, в этот же период он написал более 200 концептуальных структурированных книг с очень сложной философией.

Его работы, инсталляции и иллюстрации вызывали противоречивые отзывы, потому что создавали впечатление прямой конфронтации с людьми, смотрящими на них. Теперь же работы Акончи представляют собой классический пример того, как концептуальное искусство может получить международное признание. Выставки Вито проходят по всему миру в музеях и художественных галереях.

Интерес Акончи к человеческому телу и его взаимодействию с общественным пространством проявился в архитектурных и дизайнерских работах, ландшафтной архитектуре и дизайне мебели. В конце 80-х он вместе с группой архитекторов, которые проектировали общественное пространство, площади, сады и парки и многое другое, открыл «Acconci studio». Офис компании находится в Бруклине, в Нью-Йорке.

Каков лучший момент Вашего дня?

Когда я один. Весь день я провожу, работая в студии с людьми, я завишу от них, но мне нравится, когда никто меня не тревожит. В студии я могу размышлять, о чем-то думать.

Какую музыку Вы слушаете?

Думаю, что мои лучшие работы так или иначе связаны с конкретной музыкой. На данный момент я слушаю электронную и поп-музыку, а также шумную музыку японской группы «Merzbow».

Вы слушаете радио?

Никогда. Почему? Наверно из-за того, что в Нью-Йорке нет хороших радио-станций.

Какие книги Вы читаете?

На данный момент ничего не читаю, хотя книги у меня повсюду.

Вы читаете для удовольствия или по работе?

Это не важно, я не разделяю эти понятия.

Потому что Вы художник...

Я и другие люди в студии чувствуем себя дизайнерами. Не художниками. Моя работа больше относится к фону искусства. Я не интересуюсь людьми, которые будут созерцать мои работы, мне интересны пользователи и соучастники, поэтому смысл моей работы заключается именно в архитектуре и дизайне. Однако на то, чтобы понять это, ушло много времени.

Вы читаете журналы?

Постоянно, но только потому, что они повсюду валяются в студии.

Откуда Вы узнаете последние новости?

Их интернета и газеты «New York Times».

Вы замечаете, как одета женщина?

Очень часто. Мы, дизайнеры, любим создавать и одежду, мы думаем об этом постоянно. Это, наверное, своего рода отдых для дизайнера – представлять как именно ты можешь что-то изменить. И даже одежда является частью этих изменений.

Какую одежду Вы предпочитаете носить?

Я всегда одет одинаково. Я должен принимать много решений, это относится и к одежде. В основном я одет, как сейчас – во всем черном.

У Вас есть домашние животные?

Нет.

Хотели ли Вы с детства стать архитектором или дизайнером?

Когда я был маленьким, я знал, что буду или писателем, или художником. Начал работать в качестве писателя, но это не искусство. До 27-28 лет я ощущал себя писателем. Я никогда не рисовал, мне не нравились мои работы. Мне вообще не нравится ничего из того, что делается своими руками, но мне нравилось то, как я составлял предложение, и я начал с идеи.

Вы обсуждаете свои работы с другими дизайнерами?

Нет, в основном потому, что я провожу очень много времени с людьми в студии. А тратить много времени на других людей я не собираюсь. Когда стало ясно, что направление моей работы – дизайн, я понял, что я буду частью группы людей. Я хотел, чтобы дизайн стал доступен общественности. А если работать в одиночку, такого не случится. Поэтому работа в группе с тремя и более людьми – необходимость. Один человек – соло, два – пара или отражение, а вот с третьего человека начинается обсуждение. Общество начинается с обсуждения.

Где Вы работаете над своими проектами?

В студии. Иногда я работаю один только над основой идеи, иногда мне нужно некоторое время для того, чтобы утром я что-то смог представить людям в студии.

Опишите свой стиль, как бы это сделал Ваш друг.

Трудно обобщить. Я бы сказал, что нашей целью является поиск идей. Что я делаю лучше всего – это создаю основную структуру, потом студия работает вместе, и мы получаем что-то общее. Мы хотим увидеть, что случиться с пространством, если его перевернуть, если мы растянем или искривим его.

Хотели бы Вы стать ребенком?

Вообще-то, мы зачастую создаем дизайн для людей, что не значит получить второй шанс стать ребенком. Нашим клиентам нравится смотреть сквозь вещи и находить новые.

Вы можете описать эволюцию Вашей работы со дня создания первого проекта?

Есть одна черта, которая проходит через огромное количество форм. Будучи писателем, я стал очень внимательным к пространству страниц. Я начал задавать такие сумасшедшие вопросы, как что толкает Вас повернуть слева направо? С центра страницы на край страницы? Другими словами, страницы мне казались полем, по которому я, как писатель и в то же время читатель, двигался. Потом я осознал, что так ограничиваю себя страницами, что не вижу пол или улицу, с которыми я бы мог работать. Поэтому мои мысли повернулись в сторону искусства. Начался процесс обдумывания, как я могу включиться в реальное пространство и что меня подтолкнет к этому. Я начал изучать самого себя и понял, что концентрируюсь только на себе, но существуют и другие люди вокруг меня. Позже я стал концентрироваться на нем или ней. Думаю, что все это началось со знакомства с движением. Когда вы двигаетесь вдоль страниц, Вы находитесь наедине сами с собой, постепенно Вы очищаете пространство от других людей. Вопрос в том, как реагировать на пространство. Иногда Вы можете не заметить дверь, но иногда найдете ее, несмотря на то, что дверь небольшая, низкая. Замечательно, что имеешь с этим дело каждый день.

Какой проект Вам понравился больше всего?

Гораздо проще перечислить проекты, которые принесли больше всего проблем. Почему так получается, что проект, над которым мы работали больше года, так и не оправдал наши ожидания? Ну, обычно лучшим проектом является тот, над которым мы работаем в данный момент, мы не знаем, куда он нас завернет, но в этом-то весь смысл.

Каким проектом Вы бы хотели заняться?

Мы думаем о дизайне как о «многоцелевом». Нам нравится создавать проекты зданий или городов, но мы также хотим работать над дизайном мебели и одежды. Нам нравятся проекты, которые освобождают людей, которые позволяют им получить новый опыт, или уводят их от привычного. Нам интересен, как и многим дизайнерам, сам момент изменения, что-то вроде «мобильного дизайна». Лучше всего, когда Вы привносите куда-то что-то новое. Одну из проблем, с которой столкнулась студия, это моя репутация в мире искусства. Поэтому люди не часто нас воспринимают серьезно в качестве дизайнеров. Одним из противоречивых проектов, который изменил бы это мнение мог быть – «Mur Island» в Австрии.

Существуют ли дизайнеры или архитекторы, которых Вы цените?

На мой взгляд, их трое: Джованни Пиранеси, Пьер Буле и «Achigram».

А из ныне работающих?

Нокс, Грег Линн и многие другие. Когда я думаю об архитекторах, меня интересуют обычно специалисты, которые младше меня. Меня мало интересуют архитекторы моего поколения, за исключением Рема Коолааса, но в этом случае я воспринимаю его как синтезатора. А вот молодые архитекторы мне интересны, я хочу узнать, что они делают.

Дадите совет молодому поколению?

Стоит думать о работе как о чем-то, чему Вы преданны, но Вы не должны быть всегда преданны одной работе. Это не должной становиться религией, потому что иначе это создает проблемы, потому что Вы не можете бросить то, во что верите. Дизайн и архитектура в какой-то степени противостоят религии. Они всегда со временем изменяются. Старайтесь понять, на что потратить свое время, потому что все, что вы делаете, отнимает его у Вас.

Чего Вы опасаетесь в будущем?

Боюсь, что Джорджу Бушу может понравиться делать то, что он делает. Похоже, что мы живем во времени, когда могут закрыть границы, выдворить посторонних. Возможно, это идет от страха в мире, который постоянно меняется. Мир должен быть без национальных границ, без разделений. Этот страх создает необходимость держаться старых правил. Я действительно переживаю за подобные вещи. Консервативный импульс, подкрепленный деньгами, означает, что это может продлиться дольше, чем должно.

 
         © 2001-2017 De-Viz.
         Зарегистрировано как электронное СМИ (Св. № ФС 77-22913).
         Все права защищены. Использование материалов сайта может
         осуществляться только с письменного разрешения компании De-Viz.